Природа, воплощённая в узоре 05.01.2017 09:35:56

Природа, воплощённая в узоре

В последние годы появляется всё больше новых видов рукоделия, хотя корни многих из них кроются в далёком прошлом. Изготовление украшений из полимерной глины, мыловарение, скрапбукинг, декупаж – эти рукодельные забавы завоевали сердца многих начинающих и умелых мастериц. Другие же, напротив, выбирают традиционные ремёсла - шитьё, вязание, роспись по дереву или керамике, вышивка...

Сегодня мы решили напомнить читателям о кружевоплетении. Дело в том, что на днях в Крапивенском краеведческом музее открылась выставка «Белое кружево (Зимние сны)», для которой была выбрана крайне занимательная концепция.
Вот как объясняет замысел директор музея Ольга Венёвцева:
– Что можно представить, услышав слова «белое кружево»? Изделия из белых нитей, воротнички и салфетки... А, может быть – деревья в инее, ледяные узоры на окнах и снежинки.
Именно эти две составляющие и воплощены в экспонатах, представленных на выставке: кружево нерукотворное, созданное зимней природой и запечатлённое фотографами, и кружево, искусно сплетённое руками тульских мастериц разных лет и даже веков.

Из истории тульского кружевоплетения
В Тульской губернии издавна существовало два центра кружевоплетения и соответственно два типа кружева - белёвское и одоевское. Расцвет первого, соединившего традиции монастырского кружевоплетения белёвских монахинь и мценских (город Мценск Орловской губернии) мастериц, относится к 1840-м годам. Оно было многопарным (при плетении в этой сложной технике количество коклюшек могло достигать 600 пар, но чаще – от 8 до 32 пар), тонким, некоторые рисунки схожи с блондами (кружево из шёлковых нитей золотистого оттенка), хотя выполнялись в льняном, а не в шёлковом материале. От мирского кружева достались современным мастерицам узоры и образцы, которые сейчас хранятся в музеях и передаются от старших умелиц молодым.
Для личных нужд в Белёве плели мерное, так называемое, «верховое» кружево специально для столового и постельного белья. Лишь со временем стали делать целые вещи – воротники, оплёты носовых платков, предметы одежды. Затем распространилась и сцепная техника плетения (соединение деталей в целое изделие).
В Одоевском уезде Тульской губернии промысел сложился во второй половине XIX века. Городские кружевницы брали за образец белёвские узоры.
Несмотря на то, что кружевоплетением на протяжении веков занимались тысячи мастериц (в том же Белёве их насчитывалось до двух тысяч), история сохранила всего несколько фамилий талантливых кружевниц.
Дело в том, что во второй половине XIX века большинство из них находились в исключительной зависимости от скупщиц изделий, выплетая заказы и не имея возможности развивать собственный творческий потенциал. Исключение составляли лишь особо одарённые, которые стали заниматься преимущественно созданием сколков, по которым работали другие мастерицы. Так, в Белёве в 1870–1880 годы были две известные сколочницы – Бакаева и Сошина.
В 70-е годы прошлого века благодаря старейшим и опытным мастерицам Мироновой и Маношиной были организованы курсы, а затем и небольшая мастерская для желающих овладеть секретами этого промысла. В мастерской обучались мать и дочь Мудровы, которые долгое время оставались единственными в городе мастерицами. Их эстафету и переняли наши современницы Ольга Скворцова и Татьяна Булатова.
Продолжатели
традиций
На выставке в Крапивенском музее можно познакомиться с работами народного мастера России, тульского педагога Ольги Скворцовой, которая около полувека работает над возрождением в регионе традиций белёвского кружевоплетения, и её учениц. А также здесь представлена коллекция щёкинской мастерицы и педагога Центра детского творчества Татьяны Булатовой. Это косынки, пелерины, салфетки, воротнички, соединившие в себе старинные традиции и авторский замысел. Выполнены они как на коклюшках, так и крючком.
В витринах почётное место занимает мерное кружево конца XIX – начала XX века, подзоры, полотенца, салфетки, воротнички и жабо из фондов музея, Центра народного творчества Тульской области и частных коллекций. Воплощение ли это замысла заказчика или фантазии автора работы – в любом случае исполнены узоры с любовью и большим мастерством. Здесь и растительный орнамент, и геометрические узоры, и чинно шествующие павлины, и даже двуглавый орёл.

Ледяная
краса
Для сравнения тут же представлены более ста фотографий авторов, откликнувшихся на призыв Крапивенского музея принять участие в конкурсе работ, где запечатлены краски зимней природы. Они признаны лучшими среди 1200 претендентов.
Нежность цветов, сохранившаяся под прозрачным льдом, соседствует с заснеженным полем, а пушистые от инея ветви деревьев – с застывшим на меховом воротнике и ресницах дыханием человека. Обширна и география заснеженных мест: кристаллы льда из Кунгурской пещеры и сказочный иней Ясной Поляны, Поленово и Крапивны, Крайнего Севера и Центральной России.
– После церемонии открытия мы с гостями выставки долго обсуждали экспозицию, – рассказывает Ольга Венёвцева. – Одних больше впечатлили рукотворные работы, других – фотографии. В итоге пришли к общему мнению, что красота природы – воплощение замысла Творца, а человек, как созданный по образу и подобию Его, тоже наделён способностью созидать.
Выставка наглядно демонстрирует, как природное находит воплощение в рукотворном. И мы одинаково любуемся кристаллами льда на морозном окне и причудливо сплетёнными узорами на кружевной салфетке.
Выставка продлится до 7 февраля.
Наталья РАЗЗОРЁНОВА



Возврат к списку

Написать в редакцию