Милицейскому братству верны 02.05.2018 10:40:00

Милицейскому братству верны

Он мог стать военным или электромонтёром. Но парень выбрал ту самую службу, которая «и опасна, и трудна». Пройдя нелёгкий путь от участкового инспектора до начальника спецкомендатуры № 2 при Щёкинском ГОВД, полковник милиции в отставке Александр Голованов по-прежнему сегодня в строю - возглавляет местное отделение совета ветеранов органов внутренних дел.

Александр Андреевич стал гостем редакции «Щёкинского вестника» и ответил на несколько вопросов нашего корреспондента.
- Почему вы выбрали службу в милиции?
- Срочную службу я проходил в танковых войсках, в Германии. Там же прошёл обучение в танковой школе на командира экипажа Т-55, затем с отличием окончил курсы на должность командира танкового взвода. Мне предлагали остаться на сверхсрочную службу, но я отказался. По комсомольской путёвке отправился в город Волжский Волгоградской области на строительство жилых домов. При ДОСААФе получил специальность электромонтёра, приступил к работе.
В первый же отпуск поехал к сёстрам, которые тогда жили в Тульской области. «Переезжай ближе к нам!», - в два голоса убеждали они. А зять (муж сестры – прим. авт.) посоветовал: «Оставайся, иди работать в милицию». Я послушал его, и через некоторое время в городе Советск Щёкинского района появился новый участковый инспектор.
- Сложно было в первые годы работы?
- Сначала я испытывал психологическую скованность, ведь форма ко многому обязывала. В речи, поведении, поступках советский милиционер должен был быть образцом поведения. Осваивался, как говорится, на месте, по ходу службы, - делится воспоминаниями ветеран. – На моём первом участке было 22 населённых пункта. С одной стороны - сложно, с другой – интересно. Но самое главное, я прочувствовал саму суть своей новой, столь важной и необходимой для людей работы – наведение и поддержание общественного порядка, борьба с уголовной преступностью.
- А в дальнейшем?
- На разных этапах службы были свои трудности. И в уголовном розыске, и в инспекции по делам несовершеннолетних, и на посту начальника отделения милиции Советска…
Во все времена существуют неполные, неблагополучные семьи, где родители (или один из родителей) пьют, дебоширят, тунеядствуют, не исполняют свои родительские обязанности либо находятся в местах лишения свободы. Я делал всё, что было в моих силах, чтобы дети в таких семьях вырастали непохожими на своих родителей. Но в большинстве они с раннего возраста перенимают всё увиденное, услышанное от самых близких людей. Никому не доверяют и не верят. Становятся практически неуправляемыми, этакими «дикими волчатами», готовыми перешагнуть грань дозволенного.
Благо, что в те годы практиковалось трудоустройство таких подростков на летний период в колхозы и совхозы - механизаторами, штурвальными, помощниками комбайнёров. В подавляющем большинстве «трудные дети» исправлялись, ведь им в этот момент взрослые доверяли ответственное дело, а ещё и давали возможность заработать. Многие из них после такой практики снимались с учёта, - рассуждает ветеран. – Сейчас – другое время. И социальные условия, и сами подростки изменились, и работа комиссий по делам несовершеннолетних выглядит иначе…
Начальником инспекции Александр Андреевич работал, уже имея за плечами опыт уголовного розыска. Но в тот период был в его жизни любопытный эпизод. Я попросил его рассказать о том запутанном деле в посёлке Бухоновский.
- Коллеги из УГРО обратились ко мне за помощью. Между Советском и Бухоновским посёлком был обнаружен труп женщины с тремя огнестрельными ранениями, каждое из которых было не совместимо с жизнью. Ни свидетелей, ни прямых улик. Долгое расследование не дало результатов: дело передали в прокуратуру.
Через некоторое время мы получили письмо из Кемеровской области, из мест лишения свободы. Мужчина, отбывающий срок, брал убийство на себя. Пришлось оформить командировку и встретиться с ним. Беседы, а потом и допросы не сдвинули дела с мёртвой точки. А осуждённый ожидал этапирования на место преступления. И даже свои разногласия в предоставлении фактов мотивировал тем, что на месте ему будет легче вспомнить, составить картину преступления. Его неуверенность натолкнула меня на мысль: он хочет извлечь какую-то выгоду.
Мне всё же удалось выяснить следующее. Если обвиняемого (подозреваемого) привозят на место преступления, а он там отказывается от своих, данных ранее, показаний, его по закону должны перевести в одну из колоний, находящуюся поблизости от этого места. В итоге он сознался, что после следственного эксперимента попадёт поближе к дому – в Плавск. А там его смогут навещать и мать, и брат, и «кореша»…
В сентябре 1997 года полковник милиции Александр Голованов по выслуге лет вышёл на пенсию. На тот момент он уже восемь лет занимался и общественной работой – в совете ветеранов Щёкинского ГОВД.
- Вы уже много лет на пенсии, но до сих пор полны энтузиазма и сил…
- Работы хватает и по сей день, и она мне только в радость, - утверждает Александр Андреевич. – Каждый из ветеранов заслужил внимание. Собираемся, поздравляем коллег с юбилеями, днями рождения, Новым годом, профессиональными праздниками. Поддерживаем порядок на могилах наших ушедших товарищей. Сейчас уже планируем мероприятия, посвящённые 100-летию образования советской милиции.
Кстати, по инициативе совета ветеранов в Щёкино была увековечена память двух сотрудников милиции, погибших при исполнении служебного долга в 1982 году. На фасаде школы № 16 появилась мемориальная доска памяти Евгения Панкова, а в шестой школе – Александра Лагуткина.
В октябре прошлого года мы проводили в последний путь Михаила Фофанова – участника Великой Отечественной, отдавшего в послевоенные годы службе в органах более 25 лет. В нашем строю ветеранов он был последним участником Великой Отечественной войны. Провожать коллег и друзей всегда грустно. Поэтому хочется как можно больше успеть сделать, чтобы сохранить историческую память о трудовых буднях доблестной советской милиции.

Беседовал
Константин ЛЕДЯНЫХ


Возврат к списку

Написать в редакцию